Меню

Праздник георгиевских кавалеров история

ДЕНЬ ГЕОРГИЕВСКИХ КАВАЛЕРОВ

Ведомости Поморья
7 декабря 2005 (47)

Высшая награда русской армии считается «спящим» орденом.

Послезавтра исполняется 236 лет со дня учреждения высшей награды русской армии — Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. В русской армии этот день, 26 ноября (по старому стилю), отмечался как праздник Георгиевских кавалеров. Сохранились свидетельства о праздновании дня Георгиевских кавалеров в Архангельске в 1916, 1918 и 1919 годах.

14 ноября 1916 г. под председательством губернатора С. Д. Бибикова состоялось собрание особой комиссии, на котором было рассмотрено предложение вице-председателя Георгиевского комитета Н. А. Добровольского по устройству 26 ноября народного Георгиевского праздника. Уездному воинскому начальнику и полицмейстеру г. Архангельска было поручено оповестить о предстоящем празднике всех проживающих в Архангельске и его окрестностях георгиевских кавалеров. Результатом их трудов стал примечательный во всех отношениях материал, выявленный в фондах Государственного архива Архангельской области О. И. Корнеевой, заместителем директора архива: «Списки лиц, имеющих георгиевские награды».

В списке значатся 156 георгиевских кавалеров. Наиболее примечательны два кавалера: Степанов Павел Гаврилович — капитан 1-го ранга, имеющий офицерский Георгиевский крест 4-й степени, пенсионер, проживающий по Набережной Северной Двины, в квартире, расположенной в здании Торгово-мореходного училища; а также Кобылин Яков Никитич — прапорщик 3-й батареи 55-й артиллерийской бригады, в отпуску, имеющий Георгиевские кресты всех 4 степеней и Георгиевские медали.

Степанов 8-й Павел Гаврилович, служивший лейтенантом на канонерской лодке «Кореец», был награжден 16 апреля 1904 — «В воздаяние геройского подвига, совершенного чинами мореходной канонерской лодки «Кореец» в бою при Чемульпо 27- го января сего года, совместно с крейсером I ранга «Варяг», против неприятеля, значительно превосходившего их силою и числом». В 1906 г. Павел Гаврилович вышел в отставку и получил назначение начальником Бакинского училища дальнего плавания. Через три года, в конце августа 1909 г., капитан I ранга, в отставке, был назначен начальником Архангельского торгово-мореходного училища, которым руководил шесть лет, до 1915 г., и передал руководство училищем генерал-майору Престину Константину Ивановичу.

Кобылин Яков Никитич родился в 1880(?) г. в селе Карпогорское Никитинской волости Пинежского уезда. После увольнения из армии в 1916 г. проживал в Архангельске (пр. Троицкий, дом Кобылина) у своего брата Александра Никитича Кобылина, совладельца лесопромышленного товарищества «Кобылин-Лунд».

Накануне праздника, 25 ноября 1916 г., во всех приходских церквях были отслужены панихиды по павшим героям второй отечественной войны. 26 ноября после литургии и торжественного молебна в Кафедральном соборе на Соборной площади состоялся парад местных воинских частей — роты Архангельской дружины и Архангельского флотского полуэкипажа. В параде приняли участие учащиеся старших классов местных учебных заведений с оркестром музыки Ломоносовской гимназии. По пути следования георгиевских кавалеров жители города приветствовали их национальными и георгиевскими флажками. Затем в городской думе состоялся прием георгиевских кавалеров. После этого в кинематографе один из местных педагогов прочел им лекцию о значении Георгиевского праздника, об учреждении ордена Св. Георгия. Кроме того, начиная с вечера субботы, 26 ноября, и весь день 27 в Архангельске производился кружечный сбор на образование фонда для воспитания и обучения детей павших георгиевских кавалеров.

С установлением на Севере власти белогвардейцев и интервентов, одним из первых ее шагов стало восстановление воинских наград, существовавших ранее в Российской империи, и возобновление Георгиевского праздника. Что и было сделано в Архангельске 9 декабря 1918 г. Из воспоминаний генерал-губернатора Северной области В.В. Марушевского: «По программе праздника предполагалось устроить молебен, парад и общий обед Георгиевских кавалеров в казармах мобилизованного полка. Наступил торжественный день, когда я вновь в строю увидел русские войска, в уставных порядках, с офицерами на местах. Первое впечатление, когда я подходил к строю, было хорошее. Полком командовал полковник Шевцов, израненный герой- доброволец, любимец и солдат, и офицеров. Полк был чисто одет и хорошо стоял шпалерами кругом Соборной площади. Я подошел к первой роте и, по обычаю, громко поздоровался с людьми. Мне ответили кое-как. При ближайшем рассмотрении все оказалось много хуже, чем представлялось издали. Лица солдат были озлоблены, болезненны и неопрятны. Длинные волосы, небрежно одетые головные уборы, невычищенная обувь. Все это бросалось в глаза старому офицеру, и видна была громадная работа, которую надо было сделать, чтобы взять солдат в руки. Все эти мелочи имеют громадное значение и вовсе не надо было быть Шерлоком Холмсом, чтобы определить, что в этой части солдаты дурно едят, шляются по ночам, не имеют достаточного количества авторитетных начальников из унтер-офицеров, которые ведут их, что одиночное обучение отсутствует, что дисциплины в части нет. Вторая половина батальона на мое приветствие не ответила. Pотные командиры доложили, что люди не обучены общим ответам. Артиллерийский дивизион — в отличном виде. Видны здоровые лица людей, прекрасная пригонка обмундирования, люди имеют бодрый и веселый вид. Все в порядке. Автомобильная рота в строевом отношении хуже, но вид у людей здоровый, отдохнувший и незлобный: Так или иначе, но этот памятный мне парад я довел до конца, обошел строй с духовенством и подал команду к церемониальному маршу. Парад принял, по званию главнокомандующего, генерал Айронсайд, рядом с которым стоял Николай Васильевич Чайковский, как председатель правительства области. По окончании парада состоялся обед в казармах полка для всех без исключения кавалеров. Офицеры, представители правительства и военные представители союзных войск обедали в отдельном помещении, но тут же, в непосредственной близости солдат».

Читайте также:  Как правильно звучит праздник 23 февраля

В третий и последний раз праздник, но с иной тональностью, был отмечен в Архангельске зимой 1919 г. Из воспоминаний полевого военного прокурора Северной области С.Ц. Добровольского: «26 ноября по старому стилю я был приглашен в солдатский клуб на обед Георгиевских Кавалеров — офицеров и солдат. Около 600 человек уселось за столы, у которых прислуживали дамы женского патриотического союза. Обед состоял из трех блюд: борща с пирогом, котлет с картофелем и какао, а для провозглашения тостов был предложен горячий глинтвейн. Под звуки оркестра обед прошел чрезвычайно дружно и оживленно, при образцовом порядке, который был внесен деятельностью чрезвычайно умело прислуживавших представительниц женского патриотического союза. Здравица Главнокомандующего за георгиевских кавалеров была покрыта могучим «ура», после чего солдаты посадили его на стул и, пронеся по всему помещению, долго качали».

Свидетельствует начальник артиллерии Двинского фронта Н.П. Зеленов: «26 ноября, в день Георгиевского праздника, солдаты Двинского фронта, кавалеры Георгиевских крестов и медалей собрались в клубе-хате, устроили митинг и вынесли резолюцию — настаивать перед Главнокомандующим о созыве земско-городских деятелей и послали на имя Главнокомандующего соответственную телеграмму. Штаб не нашел ничего лучшего, как замолчать этот факт. Генерал Миллер всячески старался отклонить этот съезд. Левые группы не стеснялись пользоваться демагогическими средствами — был пущен слух в войсках, что общественность, желая прекратить ненужную братоубийственную войну, хочет настоять на означенном съезде, дабы найти компромисс и войти в переговоры с большевиками, т.к. с падением Колчака, Деникина и Юденича пропадает смысл борьбы — в одной Северной Области — бедной людьми и иными ресурсами. Фронт с удовлетворением подхватил это нашептывание».

Может быть, сегодня имеет смысл возродить эту давнюю традицию: отмечать 9 декабря торжествами, посвященными кавалерам ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, кавалерам ордена Славы и кавалерам ордена Трудовой Славы?

БРЫЗГАЛОВ Виктор, КОЛТОВОЙ Евгений

Статью предоставил Евгений Колтовой.

Источник статьи: http://george-orden.narod.ru/Stat/stat04.html

День Георгиевских кавалеров вновь становится праздником

Москва, 16 февраля 2007 г.

Императорский Военный Орден Святого Великомученика Георгия Победоносца

16 февраля в третьем окончательном чтении Государственная Дума России приняла закон об установлении новой (а, по сути, восстановлении старой) памятной даты — Дня Героев Отечества. Согласно поправкам в закон «О днях воинской славы и памятных днях России», этот праздник будет отмечаться 9 декабря, однако выходным днем он не будет, сообщает сайт Победа. RU.

26 ноября по юлианскому календарю (9 декабря по новому стилю) 1769 года Императрица Екатерина II учредила высший военный орден Российской Империи — орден Святого Георгия Победоносца, имевший девиз «За службу и храбрость» (в 2000 г. орден восстановлен как высшая военная награда России). Награду получали воины, проявившие в бою доблесть, отвагу и смелость. В этот же день в России широко отмечался Праздник Георгиевских кавалеров, когда чествовали всех кавалеров Георгиевских отличий — от таких прославленных людей, как Александр Суворов, Григорий Потемкин, Михаил Кутузов, до простых солдат, матросов и казаков, награжденных Георгиевскими крестами и медалями. Эта традиция сохранялась до Октябрьской революции. В последний раз праздник Георгиевских кавалеров торжественно отмечался 26 ноября 1916 года.

Читайте также:  Сиділи руки поскладавши для них все праздники

Как заявил «Русской линии» депутат Государственной Думы Виктор Алкснис, он в целом поддерживает принятие закона о празднике. «Но я считаю, что кроме праздников надо больше уделять внимание материальным, социальным вопросам в отношении наших героев, которые действительно заслужили, чтобы государство, тем более на склоне их лет, проявило о них должную заботу и оказывало необходимую помощь. Поэтому хотелось бы, чтобы наше государство помнило и поддерживало их всегда, а не только один день в году».

А у депутата Николая Леонова новый праздник вызвал противоречивые чувства. «Памятных дней у нас в России очень много, вот только толку от них нет никакого. У нас уже есть День десантника и День пограничника, когда вся Москва начинает трястись от страха, опасаясь того, что натворят пьяные люди в тельняшках или зеленых фуражках. Никакого иного значения, кроме хмельного, эти дни, к сожалению, у нас не имеют. А то, что новый праздник является преемником дореволюционного, для меня не важно, моей души он не трогает. У нас и так слишком много искусственных праздников. Георгиевских кавалеров у нас уже нет, да и Героев Советского Союза осталось уже не так много. Я уверен, что этот закон не даст никаких результатов», — заключил депутат.

Источник статьи: http://pravoslavie.ru/20940.html

ПРАЗДНИК НАСТОЯЩИХ ГЕРОЕВ! Как 100 лет назад Россия праздновала День Георгиевских кавалеров!

Накануне дня святого Великомученика и Победоносца Георгия (празднуется 9 декабря по н. ст.), который с 2007 года также отмечается в нашей стране как День героев Отечества, уместно вспомнить о том, как этот праздник, называвшийся до 1917 года Днем Георгиевских кавалеров, отмечался в дореволюционной России.

Напомним, что 26 ноября (по юлианскому календарю) 1769 года, в день, когда Русская Церковь чтит память святого Великомученика и Победоносца Георгия («осенний Егорий» или «Юрьев день»), Императрица Екатерина II учредила высший военный орден Российской Империи ‒ орден Святого Георгия Победоносца, имевший девиз «За службу и храбрость». День учреждения ордена стал считаться праздничным Днем Георгиевских кавалеров, который должен был ежегодно отмечаться как при Высочайшем Дворе, так и «во всех тех местах, где случится кавалер большого креста».

Местом проведения главных торжественных церемоний, связанных с орденом, со времен Императрицы Екатерины II стал Зимний дворец. Заседания Думы ордена Святого Георгия собирались в Георгиевском зале. Ежегодно проходили торжественные приемы по случаю орденского праздника, для торжественных обедов использовали специальный Георгиевский фарфоровый сервиз, созданный по заказу Екатерины Великой. При Императоре Александре II в череду мероприятий, проводившихся в этот день, прочно вошел Высочайший прием Георгиевских кавалеров в императорских резиденциях. В день «осеннего Георгия» на Орденский праздник в Зимнем дворце собирались все кавалеры ордена, бывшие в столице, не исключая и нижних чинов, награжденных солдатскими крестами. Сначала служился молебен с возглашением многолетия всему Императорскому Дому и Всероссийскому воинству, а после окончания официальной части празднования в Николаевском зале Зимнего дворца начинался торжественный обед для кавалеров ордена, а на первом этаже ‒ для нижних чинов, имеющих Георгиевские кресты. Непременным атрибутом таких праздников был «сахарный св. Георгий», изображенный на всех пирогах, подававшихся за обедом. По сложившейся традиции Император обязательно посещал обед нижних чинов, выпивая с солдатами-героями традиционную чарку водки.

Во время Первой мировой войны традиция не была нарушена. Как и в довоенные годы, 26 ноября / 9 декабря 1915 года в столице Российской Империи ‒ Петрограде, в Народном доме Императора Николая II, состоялось торжество.

Как сообщали петроградские газеты, накануне торжества помещение Народного дома приняло праздничный вид: подъезды были украшены Георгиевскими крестами и звездами; залы, столовые, коридоры ‒ убраны лентами и орденами. С самого утра 26 ноября здесь стали собираться Георгиевские кавалеры, среди которых было немало раненных из лазаретов и Николаевского военного госпиталя. К 11 часам утра в Народный дом прибыли главный начальник Петроградского военного округа, начальник главного штаба, командиры отдельный частей, представители морского министерства, петроградский градоначальник, кавалеры ордена Св. Георгия, состоящие на действительной службе, в запасе и отставные офицеры, а также нижние чины гвардии, армии и флота, имеющие знаки отличия военного ордена. Среди приглашенных также были украшенные знаками отличия сестры милосердия и зауряд-чиновники военного ведомства, имеющие медаль «За храбрость» на Георгиевкой ленте.

Читайте также:  Когда начнется праздник пасха

Праздничное мероприятие началось в полдень в большом театральном зале торжественным молебном. Как отмечали газеты, «огромный зал не мог вместить всех молящихся». Помолившись о даровании побед Русскому воинству, Георгиевские кавалеры приступили к праздничному обеду.

Вот как описывал эту трапезу корреспондент газеты «Вечернее время»: «Театр, два яруса, сцена и прилегающие к ней помещения превращены в столовые. На хорах в третьем ярусе расположен оркестр, по бокам оперный хор и артисты обеих трупп в старинных русских костюмах. Между сценой и залом устроен помост, обитый красным сукном. На сцене, украшенной георгиевскими лентами, расположились исключительно дворцовые гренадеры. Попечительство приготовило обед на 16000 человек. Для части обедающих были устроены в саду парусиновые палатки. Меню обеда: мясо тушеное с брюквой, полкурицы жаренной, сладкий пирог, виноградное вино и мед. Обедом заведуют десятки барышень в малиновых кофточках с жезлами, украшенными георгиевскими лентами. По команде меняется каждое блюдо. За широкими столами собрались участники кампаний 1855, 1877, 1901, 1904 и 1914 гг. Молодежь с интересом прислушивается к рассказам престарелого ветерана севастопольской кампании. Имена Гурко, Скобелева, Черняева, Драгомирова, Мищенко, Кондратенко, Рузского, Алексеева, Брусилова слышны отовсюду. Во время обеда играли оркестры…».

После окончания праздничного обеда в большом театрально зале имени принца А.П.Ольденбургского были исполнены национальный гимн «Боже, Царя храни» и фрагменты из оперы «Тарас Бульба», а в малом зале Народного дома состоялся показ комедии А.Н.Островского «За чем пойдешь, то и найдешь». После чаепития с пирогом, герои стали расходиться.

Празднование в дни войны было значительно скромнее довоенных торжеств. Проще было меню, традиционную чарку водки заменили виноградным вином; не состоялся традиционный парад Георгиевских кавалеров, который было решено заменить разъяснительными беседами с учащейся молодежью о целях и задачах войны, не присутствовал на празднике Император Николай II, который был традиционным гостем этого торжества.

Как сообщали газеты, Верховный вождь Русской армии, сам ставший осенью 1915 года кавалером ордена Св. Георгия 4-й степени, впервые отпраздновал этот день не в столице, а в Ставке. Император Николай II писал в этот день в дневнике: «К 10 час. на площадке перед домом построились: офицеры ‒ Георгиевские кавалеры по одному от корпуса и подпрапорщики по два от каждого корпуса, новый батальон для Ставки из Георг[иевских] кав[алеров] и из раненных, взводы от Свод[ного] п[олка] и Конвоя, жандармов и полиции. После молебна и церем[ониального] марша пошел к докладу. В 12 час. начался обед всем нижним чинам в здании окруж[ного] суда, а в 12 ½ завтрак Георгиевск[им] кавалерам в городской думе. Приятно было видеть столько молодых героев вместе. В двух залах поместилось 170 чел. Поговорил с каждым».

Это был предпоследний праздник Георгиевских кавалеров в царской России. Последний раз герои Империи отмечали свой орденский праздник 26 ноября 1916 года. Разразившаяся в 1917 году революция положила конец этой славной традиции. Попытка возродить праздник была предпринята в 1918 году адмиралом А.В.Колчаком, который издал приказ не только о восстановлении дня празднования святого Великомученика и Победоносца Георгия 26 ноября, но и расширении его значения, повелев считать этот день праздником всей Русской армии, «доблестные представители которой высокими подвигами, храбростью и мужеством запечатлели свою любовь и преданность нашей Великой Родине на полях брани» и торжественно праздновать день сей ежегодно во всех воинских частях и командах. Но в государственном масштабе празднику в качестве «Дня Героев Отечества» было суждено возродиться лишь в 2007 году.

Подготовил Андрей Иванов, доктор исторических наук

Источник статьи: http://monomah.org/archives/8845