Меню

Праздник день города впервые

День города: изобретенная традиция и праздник локальной солидарности

Первые городские дни рождения стали отмечаться только в 1970-х годах. Ни в Российской Империи, ни в СССР до этого времени дней города не было

Отдельные крупные и знаменитые города могли позволить себе отпраздновать юбилей, но далеко не все и не так уж часто.

Первый юбилей, который отметила Москва, был 700-летием со дня основания (1847 год), а следующий – только через 100 лет, в 1947-м. И лишь с 1997 года этот праздник стал ежегодным. Петербург – Ленинград тоже был удостоен права устраивать торжество в день своего рождения. 200-летие города было отмечено в 1903 году. В 1953-м планировалось отпраздновать и 250-летие, но из-за смерти Сталина праздничные мероприятия были отложены на четыре года. Эти единовременные торжества, широко транслировавшиеся на всю страну, были всенародными, а не локальными праздниками. И существовали они для того, чтобы подчеркнуть национальную значимость этих городов.

Победное шествие Дня города по российским просторам началось лишь во второй половине 1980-х годов, охватив к середине 1990-х все без исключения населенные пункты. Именно в это время День города стал официальным праздником в Ленинграде (1986), Воронеже (1986), Новосибирске, Москве, Угличе, Жданове (1987), Клину (1988), Ярославле (1992), Вязниках (1990) и других городах.

Почему дней города не было раньше?

Потому что раньше человек не нуждался в знаках своей принадлежности к определенному месту. Для советской власти в первые годы ее существования было важно установить контроль над всей территорией страны, добиться всеобщего единения – отсюда политика установления общих языковых норм, введения единых учебников и образовательной системы. Отдельные города и населенные пункты не имели права на уникальность. Их ценность заключалась в том, чтобы быть одинаковыми во всех концах великой страны. Обычным людям была важна в первую очередь причастность к судьбе целого государства.

Интерес к малой родине оживился в 1960-е годы. В это время появились народные и общественные музеи, заработали школьные краеведческие кружки. И только во второй половине 1980-х – начале 1990-х годов наряду с активным национальным движением возникло движение региональное.

То, что в XXI веке стало называться процессом регионализации, ранее означало целый ряд политических мер, направленных на изменение структуры управления и финансирования регионов и перевод многих сфер жизни на местный бюджет. Тогда же начался бум регионального брендирования. Каждый регион стремился создать свой собственный имидж, важными составляющими которого становились герб, музей, местная история и День города.

Россия превратилась в лоскутное одеяло, каждый кусочек которого стремится продемонстрировать другим свою уникальность и неповторимость. Как крупные города, так и маленькие населенные пункты заинтересованы в том, чтобы быть разными, но для этого недостаточно придумать красивую историю и поставить памятник на главной площади – для этого, как ни странно, нужно еще быть.

Речь ведь не идет о мертвых городах Камбоджи – мы говорим о вполне живых пространствах, населенных людьми. Но у города нет границы, крепостной стены или колючей проволоки, консервирующей внутреннее сообщество. Социальные связи здесь гораздо слабее, чем в деревне. Абсолютное число горожан не знакомы друг с другом. Известный английский исследователь, профессор Корнельского университета, автор книги «Воображаемые сообщества» Бенедикт Андерсон придумал очень сильную метафору – воображаемое сообщество. Он считал, что «все сообщества крупнее первобытных деревень, объединенных контактом лицом к лицу (а может быть, даже и они), – воображаемые». Андерсону это понятие было важно для разговора о появлении нации – воображаемого сообщества людей, которые никогда не видели друг друга, но несмотря на это, считают себя принадлежащими к одной группе.

Городское сообщество тоже является воображаемым. Точнее, оно становится воображаемым, как только кому-то приходит в голову его вообразить. Поэтому воображаемые сообщества городов и целых районов оказались важны и востребованы.

Как выбирают День города?

Если спросить местных жителей о выборе даты для празднования Дня города, большинство из них затруднится с ответом. Но можно встретить и такой вариант: «Просто так захотелось кому-то в мэрии в начале 1990-х годов». Это очень распространенное объяснение. Во многих городах местные праздники не привязаны к какой-то определенной дате.

Ведь если смысл праздника в том, чтобы собрать всех горожан, то в выборе даты нужно руководствоваться не летописью города, а наиболее подходящими для торжества условиями – хорошей погодой и свободным временем у большинства жителей. Именно по такому принципу, как правило, и устанавливаются дни для праздников. Подавляющее большинство дней города в России приходятся на период с конца мая по конец августа, и обязательно на выходные.

Но здесь важен и другой аспект: сами горожане часто воспринимают День города как традицию, спущенную сверху. И несмотря на то что праздник всегда привлекает огромное количество людей, они все-таки не считают себя его главными героями. День города – это программа, придуманная и организованная кем-то наверху. Горожане – в первую очередь зрители, потребители предлагаемого продукта.

Экономика празднования

День города включает в себя несколько обязательных составляющих. Во-первых, будничное пространство превращается в праздничное, для чего создается своеобразная рекреационная зона.

Во-вторых, основное праздничное пространство становится ярмарочным полем. Летние дни города уже давно стали площадкой для развития индустрии развлечений. Палатки с дешевыми китайскими игрушками, надувные батуты, установки для тира с воздушными шариками, шашлыки и местные сувениры – весь этот стандартный набор не слишком заманчивых искушений кочует из праздника в праздник. Абсолютное большинство продаваемого не имеет отношения ни к местному бизнесу, ни к местным традициям. Одна-две палатки с работами местных рукодельниц обычно теряются в безбрежном море дешевого ширпотреба.

Читайте также:  Является 12 июня праздник

Третья обязательная составляющая любого Дня города –официальная программа. Чем больше город, тем больше сцена, но на ней всегда можно увидеть местную власть, культурную элиту, бизнес, представителей духовенства и детей. Эти пять компонентов – основные категории, с помощью которых во всех городах описывается и демонстрируется местное сообщество.

В конце любого праздника бывает концерт, куда непременно приглашаются «звезды» разного калибра.

Общая канва праздника абсолютно одинакова во всех населенных пунктах. То, что меняется, имеет отношение к символической рамке, в которую вписываются праздничные торжества. Такая рамка, или символический конверт, в который упаковывается все мероприятие, выбирается в соответствии с главным брендом региона.

В одних городах это память о войне, и тогда официальная программа праздника начинается с возложения венков на Могилу Неизвестного солдата и почетного шествия к другим воинским мемориалам. В других местах – религиозное возрождение, и тогда первая часть праздника проходит в церкви, а в его программу включается колокольный концерт.

В-третьих – древняя история, и в этом случае на сцене будет устроен костюмированный бой богатырей.

День города – это праздник локальной солидарности, существующий и востребованный для того, чтобы городское сообщество могло увидеть и почувствовать себя единым целым. Однако праздник никогда не отдается на откуп самому сообществу. И может быть, это только дело времени, но пока что мы приходим на День города как зрители, чтобы в который раз увидеть официальную картину того, чем являемся. И обнаруживаем, что официальные картины всех городов удивительно похожи.

Санкт-Петербург

Изобретенные традиции

В 1983 году, когда вышла книга Бенедикта Андерсона «Воображаемые сообщества» под редакцией двух других британских историков – Эрика Хобсбаума и Теренса Рейнджера, была опубликована антология «Изобретение традиции». В нее вошли работы, посвященные традициям, которые выглядят очень древними, но на самом деле были «изобретены» в не слишком далеком прошлом. Смысл этой работы не в разоблачении, а в попытке понять, как и почему эти традиции изобретались, и главное – почему они были нужны и важны именно в качестве древних.

Все случаи, разбиравшиеся в книге, касались национальных историй, создание которых было тесно связано со становлением национальных государств Нового времени – тех самых воображаемых сообществ, для единения которых требовалось не только общее настоящее, но и общее прошлое. Именно общее национальное прошлое и создавалось в мифах о древнем шотландском килте или ритуалах британских королей.

Источник статьи: http://expert.ru/northwest/2013/21/otkuda-est-poshlo/

Московские юбилеи: когда начали отмечать День города

Споры о дне рождения Москвы

Дата, которую следует считать днем рождения Москвы, — до сих пор камень преткновения для историков. Достоверных сведений об основании города не сохранилось: летописные источники и церковные документы, противореча друг другу, называли 880, 1117, 1140, 1147 и 1156 годы.

Николай Карамзин в «Истории государства Российского» принял за точку отсчета 1147-й, под которым Москва впервые упомянута в Ипатьевской летописи: «В лето 6655. Иде Гюрги воевать Новгорочкой волости, и пришед взя Новый Торг и Мьсту всю взя; а ко Святославу приела Юрьи повеле ему Смоленьскую волость воевати; и шед Святослав и взя люди Голядь, верх Поротве, и так ополонишася дружина Святославля. И прислал Гюрги и рече: “Приди ко мне, брате, в Московъ”. Святослав же еха к нему с дитятем своим Олгом, в мале дружине, пойма с собою Володямера Святославича; Олег же еха наперед к Гюргеви, и да ему пардус. И приеха по нем отець его Святослав, и тако любезно целовастася, в день пяток, на похвалу святой Богородици, и тако быша весели. На утрий же день повеле Гюрги устрояти обед силен, и створи честь велику им, и да Святославу дары многы, с любовию, и сынови его Олгови и Володимиру Святославичю…» [1].

6655 год в современном летоисчислении — 1147-й. Князь Юрий Долгорукий приглашает Святослава на пир, но зачем? «Того же лета (1156-го) князь великий Юрий Володимеричъ заложи град Москву на устниже Неглинны выше реки Яузы», рассказывает Тверская летопись [1]. Правда, есть сведения, что в 1156 году Юрий Долгорукий был в Киеве. Это дает основание считать, что на самом деле крепость заложил Андрей Боголюбский, сын Юрия [1].

Признавая авторитет Николая Карамзина, большинство ученых придерживались версии, что город основан в 1147 году. Но в какой день отмечать праздник? Карамзин в своем масштабном труде указал не только год, но и дату — 28 марта (праздник Похвалы Богородицы). Его версию поддержали историк и журналист Михаил Погодин и писатель Александр Герцен. Оспорил ее профессор Иван Снегирев, который «перенес» дату, сославшись на сдвиги церковного календаря. Его вариант приняли ученик профессора Петр Хавский и молодой археолог и историк Иван Забелин. Впрочем, эти споры ни к чему не привели, и по указу императора Николая I Москва отпраздновала 700-летие… 1 января 1847 года.

Незаметный праздник: первый юбилей

Считается, что впервые о 700-летии Москвы заговорил историк Михаил Погодин, хотя юбилейная дата упоминалась еще в 1831 году. В стихотворении «Ау!» Николай Языков писал:

Я здесь! Да здравствует Москва!

Вот небеса мои родные!

Здесь наша матушка-Россия

Семисотлетняя жива! [2]

Через 10 лет похожие слова прозвучали в послании Каролины Павловой «Графине Е.П. Ростопчиной», в 1842-м о круглой дате упоминалось в стихотворении «Железная дорога» Степана Шевырева [3]. Все они общались с Погодиным, и возможно, из разговоров единомышленников и родились поэтические строки.

Читайте также:  Радость моя праздники телеканал

Сам историк только в 1846-м опубликовал статью «Семисотлетие Москвы» в журнале «Москвитянин», где предложил длинный список мероприятий юбилея. Большинство из них — подготовка статей и книг об истории города, его достопримечательностях и основных учреждениях. Также в список вошли жития святых, биографии ученых, литераторов, художников и других знаменитых горожан, юмористические описания московских нравов и изображения города на живописных полотнах [4].

Неизвестно, как предложение отметить юбилей Москвы дошло до Николая I. Москвичка Елизавета Попова в дневниках упоминала, что о важности юбилея Степан Шевырев рассказал министру народного просвещения Сергею Уварову, а тот передал суть императору. Государь якобы ответил: «Празднуйте, как хотите, и делайте, что хотите» [2]. Но исследователи ставят под сомнение этот эпизод: в глазах царской семьи призывы вернуть Москве столичный статус напоминали революционный лозунг. Поэтому император постановил: празднику быть, но… незаметному.

Главным его эпизодом стало «торжественное молебствие» в кафедральном Чудове монастыре [5, 6]. Большинство москвичей и не знали, что в первый день 1847 года отмечается юбилей города: распоряжение генерал-губернатора Москвы князя Алексея Щербатова опубликовали прямо 1 января. Кто стал бы их читать в этот день?

Кроме перезвона, о празднике напоминала только вечерняя иллюминация. Федор Глинка в статье «Семисотлетие Москвы» писал: «Городская часть и длинные линии лавок опоясаны были широкою огненной лентой и по столбам обнизаны огнями. Подножие памятника Минину и Пожарскому было также освещено, а по сторонам его отличались две высокие пирамиды с замечательными надписями. Императорский Московский университет, осыпанный огнями, и многие другие здания привлекали толпы двигавшегося народа, между тем как длинные ряды экипажей тянулись по улицам под розовым заревом освещения. Можно сказать, что Москва встретила 1847 год и свое семисотлетие светло и радушно» [7]. Скорее всего, поэт преувеличил масштабы иллюминации: сильный ветер быстро задувал пламя сальных плошек.

Из дневников горожан ясно, что первый юбилей Москвы отмечали в семейном или дружеском кругу. Славянофил Василий Панов собрал родных и единомышленников на именины, но на встрече звучали и тосты за Москву. Михаил Погодин вспоминал «приятный разговор» за обедом у коллеги-историка Степана Нечаева. Хозяин созвал гостей, чтобы отпраздновать Новый год и 700-летие «нашей матушки Москвы» [2, 5].

В тот вечер Погодину написал Михаил Дмитриев: «Что узнал теперь народ из этой иллюминации? Ровно ничего… Этим не вспомянули торжества семисотлетия, а заставили забыть его или об нем не думать, сливши его с Новым годом!» [2, 5] В этом письме поэт предложил свою программу: «Всего приличнее было сделать трехдневное торжество, начав его именно 28-го марта, которое приходится в пятницу на Святой неделе, когда и без того бывает гуляние и собрание народа. В первый день пусть было бы торжество церковное и иллюминация; на другой день торжество ученое — в Университете и бал у генерал-губернатора и опять иллюминация; на третий день — торжество народное: и быки жареные на площадях, и фонтаны, а вечером бал в Благородном собрании для дворянства и купечества и иллюминация. Да мало ли что можно бы придумать, а Москва этого стоит!» [2, 5]

Спортивное представление, высотки и улица 800-летия: праздник по-советски

Масштабный праздник ожидал Москву только в честь 800-летия. В 1947 году на заседании правительственного комитета утвердили новую дату проведения торжеств — 7 сентября 1947 года.

Председатель исполкома Моссовета Георгий Попов вспоминал: «Но я внес другое предложение, и оно было принято: праздновать в день 135-летия Бородинского сражения, когда еще тепло, много овощей и фруктов, и обычно в первую неделю сентября бывает хорошая погода. Кроме того, это давало больше времени на подготовку к празднованию — надо было провести большую подготовительную работу» [8]. В послевоенной Москве предстояло заменить фанеру на окнах стеклом и привести в порядок дорожное покрытие на основных магистралях, выкрасить указатели и фонари, осветить все лестничные клетки и подъезды, высадить на бульварах и скверах цветы и установить садовые диваны, оформить вывески и витрины.

Праздновали четыре дня. Центральным местом торжеств стал стадион «Динамо». Впервые вместе с профессиональными спортсменами и гимнастами в выступлениях участвовали артисты искусств и самодеятельные коллективы. Заводские рабочие в ярких костюмах выстраивались в разные фигуры, женщины и мужчины соревновались в беге, толкании ядра, играли в волейбол, дрессированные лошади танцевали вальс, польку, кланялись и делали пируэты. Американский писатель Джон Стейнбек писал в своем «Русском дневнике»: «Здесь прошло и выступление велосипедистов, и гонки мотоциклов, и, наконец, выступление, которое требовало большой подготовки. По дорожке ехала вереница мотоциклов. Впереди сидел мотоциклист, а сзади на каждом мотоцикле стояла девушка в облегающем костюме и держала огромный красный флаг, поэтому, когда мотоциклист разгонялся до полной скорости, большой флаг развевался. Кавалькада проехала по кругу стадиона дважды, и это стало заключительным номером программы» [9].

В программу праздника вошли и торжественное заседание Моссовета, и закладка всех высоток, которые позже назвали сталинскими, и начало установки памятника Юрию Долгорукому на Советской (ныне Тверской) площади, и салют из 20 залпов. В честь юбилея получили названия улица Восьмисотлетия Москвы и беседка в Нескучном саду. Последняя появилась в 1951 году, но указ о строительстве комплекса Иосиф Сталин подписал в 1947-м.

Читайте также:  Праздник ведение когда числа

Опера, фестиваль и спектакль в честь 850-летия

В следующий раз о Дне города вспомнили во второй половине 1980-х. Бюро горкома КПСС в начале 1987 года приняло решение провести праздник, а прошел он 19 сентября. Очередной юбилей — 850 лет — отметили в сентябре 1997-го. На Соборной площади в Кремле собрались звезды мировой оперной сцены, на Красной площади прошли фестиваль «Славянский базар приветствует Москву» и большой концерт, в «Лужниках» — спектакль «Москва на все времена». Праздничные мероприятия проходили в каждом районе столицы.

К юбилею открылись торгово-пешеходный мост «Багратион», который соединил Краснопресненскую набережную с набережной Тараса Шевченко, парк 850-летия Москвы в Марьине, экспозиции первой очереди генеральной реконструкции Московского зоопарка. Гости зоосада смогли увидеть животных, которых здесь давно или никогда не было: пингвинов Гумбольдта, шлемоносных казуаров, белолобых лемуров, восточных колобусов, азиатских львов, южноафриканских жирафов.

Цифра 850 долго украшала колесо обозрения на ВДНХ, построенное ко дню рождения города. До 2012 года оно было крупнейшим в России: его высота составляла 73 метра, диаметр — 70 метров. В 2016-м технически устаревший и небезопасный аттракцион демонтировали. Его место займет самое большое в Европе 140-метровое колесо обозрения.

От фестивалей и фейерверков до МЦК: Москве — 869

В 2016 году день рождения столицы отметили более чем на 200 площадках. Старт празднику дало театрализованное представление на Красной площади. За два дня в Москве прошло больше тысячи концертов, мастер-классов, показов фильмов и спектаклей. Не обошлось и без красочных фейерверков, которые запустили с 32 площадок. В небе над Москвой зажглись смайлики, сердца, букеты цветов и водопады.

На площадках фестиваля «Московское кино» воссоздали атмосферу культовых отечественных фильмов. Каждую из них посвятили одной советской или российской ленте и украсили афишами и тематическими тантамаресками. Гости фестиваля смогли сняться в музыкально-танцевальных роликах в духе фильма «Стиляги».

Тверской улице, обновленной по программе «Моя улица», уделили особое внимание, превратив ее в киностудию под открытым небом. Здесь показали реконструкции сцен из кино, зрители стали участниками флешмобов и мастер-классов, встретились с актерами и режиссерами. На бесплатных экскурсиях рассказали о знаковых фильмах, героях и их прототипах, местах съемок, секретных приемах режиссеров и байках операторов.

Одним из самых необычных событий 11 сентября стал парад городской техники. Колонна из 675 машин прошла по Садовому кольцу, а затем больше 130 из них составили выстроились на улице Красная Пресня, образовав экспозицию. Гости увидели ретро- и современную технику, которая каждый день выходит на улицы. Парад попал в книги рекордов России и Европы как самый многочисленный.

В День города Москва отпраздновала еще одно событие: открылось пассажирское движение по Московскому центральному кольцу, которое стало одним из самых масштабных транспортных проектов столицы.

ТПК и 10-дневный фестиваль к 870-летию

На свой очередной юбилей Москва получила сразу несколько больших подарков. В преддверии 870-летия столицы поезда без пассажиров поехали по первому участку Третьего пересадочного контура — от станции «Деловой центр» до «Петровского парка».

В этом году столица отмечает праздник с размахом: фестиваль «Город, где создается история» в честь 870-летия Москвы идет с 1 по 10 сентября на 39 площадках. Для горожан и гостей подготовили большую праздничную программу, в которую вошли бесплатные экскурсии и выставки, выступления артистов оперы и современных оркестров, занятия по академическому пению и балету и даже чемпионат по видеоигре FIFA 17.

На Тверской улице ставят опыты и экспериментируют с лазерами, на площади Революции смотрят и создают спектакли, на Рождественке снимают мультфильмы. В вейк-парке между площадью Революции и Манежной площадью устраивают катание в свободном формате Jam Session и показывают шоу в честь 870-летия Москвы. В программе парков модные показы столичных дизайнеров, выступления европейских и российских оперных певцов и любимые фильмы о столице.

Праздничные фейерверки раскрасили небо 9 сентября. В этом году их запустили с музыкальным сопровождением — песнями о столице. 20 тысяч залпов прогремели с 30 точек. Главной площадкой стала Раушская набережная, где небо украсили цифры 870.

Архивные материалы предоставлены Главным архивным управлением Москвы.

Использованные источники

  1. Канторович И.В. Из истории Москвы. — М.: МИРОС, 1997. — С. 5–22.
  2. Дмитриев С.С. Русская общественность и семисотлетие Москвы (1847 г.) // Исторические записки. Т. 36. — М., 1951. — С. 219–251.
  3. Бак Д. Семисотлетие Москвы как историко-культурный текст // Politropon. К 70-летию В.Н. Топорова. — М. : Индрик, 1998. — С. 992–1014.
  4. Погодин М.П. Семисотлетие Москвы // Москвитянин. — 1846. — Ч. 1. — № 1. — С. 287–289.
  5. Бочаров Н.П. К семисотпятидесятилетию Москвы // Русское обозрение. — СПб. : 1896. — С. 353–375.
  6. Москва юбилейная. Так это было. — М. : Мосгорархив и др., 1998. — С. 20–21.
  7. Хавский П.В. Семисотлетие Москвы, 1147–1847, или Указатель источников ея топографии и истории за семь веков. — М. : Университетская типография, 1847. — С. 506–512.
  8. Таранов Е. «Партийный губернатор» Москвы Георгий Попов. М. : Издательство Главархива Москвы, 2004. С. 234.
  9. Киселев А., Горинов М. История Москвы: Столица России и советского государства (1914–1991 гг.). Том IV. М. : АО МДС, 1997. С. 292.

Источник статьи: http://www.mos.ru/news/item/28994073/